Карла Бруни-Саркози: первая во всех отношениях

Карла Бруни Саркози«Самка богомола с улыбкой терминатора на лице» - так охарактеризовала героиню своего романа «Ничего особенного» французская писательница Жюстин Леви. Ее читателям не пришлось долго гадать, о ком же столь едко она высказалась: в стервозной Пауле они без труда угадали модель Карлу Бруни. Тогда еще никто и подумать не мог, что когда-нибудь она сможет стать первой леди Франции. Обида Жюстин оказалась вполне понятной большинству женщин: эксцентричная Карла разрушила ее брак с телеведущим Рафаэлем Энтовеном, который был на десять лет моложе любовницы.

Ее романы почти всегда сопровождались скандалами. Связь с Рафаэлем Энтовеном Карла завела, не разрывая гражданского брака с его отцом, философом и издателем Жаном-Полем Энтовеном. Когда в 2001 году у нее родился сын Орельен, самой актуальной для парижских сплетников была связанная непосредственно с этим фактом тема  отцовства. Сомнения развеяла сама Бруни, дерзко заявив о том, что мальчик – плод ее любви с Рафаэлем. Она коллекционировала мужчин с рвением, достойным Казановы или Дон-Жуана и всегда с гордостью озвучивала список своих побед. Там значились  Мик Джаггер, Эрик Клэптон, Кевин Костнер, Венсан Перес, Дональд Трамп и бывший премьер-министр Франции Лоран Фабьюс. Уверенная в собственной неотразимости звезда заявляла, что ей ничего бы не стоило выйти замуж за любого из них, просто она ни в ком не увидела того мужчины, с каким бы ей хотелось связать навсегда свою жизнь. Этим мужчиной смог стать только двадцать третий президент Франции Николя Саркози.

«Новая Джеки О.»

Карла Бруни СаркозиСоотечественники успели привыкнуть к нынешнему статусу Карлы Бруни, хотя поначалу в массовом сознании населения «страны Сезанна и пармезана» не укладывалось, как такая женщина может быть супругой первого государственного лица. Зато американцы прониклись к ней искренней симпатией и называют ее «новой Джеки О.». И стоит признать, ассоциация вырисовывается далеко не самая кощунственная. Конечно, Жаклин Кеннеди-Онассис не подвизалась в модельном бизнесе и не занималась рок-музыкой, как ее землячка итальянского происхождения. Но она была такой же утонченной аристократкой, получившей превосходное образование, такой же «иконой стиля» и такой же харизматичной личностью. А что касается «запретных» романов и прочей «клубнички», то в жизни Жаклин они также имели место, но это уже совершенно особая история.

Музыка, мода и деньги

Карла Бруни СаркозиЛюбовь к музыке Карле прививалась буквально с младых ногтей. Ее отчим Альберто Бруни был композитором-самоучкой, а мать – профессиональной пианисткой. Но семья была немало удивлена, когда подросшая девушка выбрала стезю не симфонической музыкантши, а бесшабашной рокерши с весьма своеобразной манерой исполнения. Она не пела и не выкрикивала, а почти нашептывала тексты своих песен под гитарный аккомпанемент. Как ни странно, это и оказалось причиной успеха ее альбомов во Франции, а в 2004 году Бруни была удостоена национальной премии за лучший вокал. За время своей музыкальной карьеры Карла Бруни заработала на концертах и продаже дисков в несколько раз больше, чем за время, отданное модельному бизнесу. И это несмотря на то, что она входила в двадцатку самых высокооплачиваемых моделей мира, а ее «подиумные» доходы достигали 7,5 миллионов долларов в год. Впоследствии музыкальные способности Карлы оценила и жена американского президента Мишель Обама. Она преподнесла в подарок Бруни-Саркози акустическую гитару « Гибсон».

Начинать и выигрывать

Карла Бруни не раз признавалась, что предпочитает во всем брать инициативу в свои руки. Не составляли исключения из ее правил и отношения с мужчинами: если эпатажной в прошлом француженке хотелось завести отношения с кем-либо из представителей сильного пола, она, не колеблясь, сама делала первый шаг навстречу. Так было и с Николя Саркози. Они случайно встретились на одной из приватных вечеринок, и раскрепощенная Карла игриво спросила политика, нет ли у него «тачки», на которой бы он смог подкинуть ее до дома. Чем завершилась эта поездка, уже известно всем.

Говорят, она сильно изменилась после брака с президентом. Ведь положение всегда обязывает: жена цезаря должна быть выше подозрений. Французы научились относиться к ней более лояльно. Согласно проведенному в 2009 году опросу населения, более 50% респондентов положительно отозвались о ее способности справляться с обязанностями первой леди страны. Противоположного мнения придерживались 28% опрошенных, остальные воздержались от оценки. Мало того, 65% респондентов сошлись во мнении, что Карла Бруни является своего рода «козырем» для своего облеченного властью супруга, а 70% - что она «сглаживает» его образ как политика.

Светлана Усанкова