Елена Майорова – жизнь на кончике горящей спички

Елена МайороваВ театре Елена Майорова играла и ПТУшниц, и богинь. В кино она была востребована во всех возможных жанрах - от фильмов-катастроф до трагикомедий. Критики восхваляли ее нестандартную красоту и душевную небрежность в духе Станиславского. А она жила как играла, меняя маску блистательной Афины на облик разнузданной проводницы.

Будущая актриса, с детства уверенная в своей актерской судьбе, выросла в рабочей семье. В Москву Елена Майорова приехала из Южно-Сахалинска, подала документы в несколько театральных ВУЗов, но всюду ее ожидал провал. Елена не сдавалась: как-никак когда-то в детстве дала себе обещание стать артисткой и жить в Москве, к тому же, недалеко от Кремля. Она пошла учиться в строительное ПТУ. Несмотря на то, что эта учеба была нужна лишь для того, чтобы пережить год до следующих экзаменов, училище Елена окончила с красным дипломом. Она не умела делать что-то в полсилы...

Елена Майорова поступила в ГИТИС и уже в студенческие годы снялась в своем первом фильме - в мелодраме Ильи Фрэза «Вам и не снилось». Окончив институт, она устроилась в «Современник», а год спустя - в труппу МХАТа, где вскоре стала играть центральные роли.

Разумеется, нестандартная красота и искрометный талант не остались без внимания кинорежиссеров. Майорова снималась в фильмах самых разных жанров, ежегодно на экранах появлялись две-три картины с ее участием. После лирической комедии Самсона Самсонова «Одиноким предоставляется общежитие», трагикомедии Николая Досталя «Ожидаются похолодание и снег» и социальной драмы Павла Чухрая «Зина-Зинуля» Елена Майорова получила звание Заслуженной артистки РСФСР.

Однако слава и успех были завидными лишь на первый взгляд. Елена получила пожизненный ярлык «девчонки с окраины». Режиссеры видели в ней проводниц, буфетчиц, фабричных работниц... Неужели существуют актрисы, рожденные исключительно для бытовых, непритязательных ролей? Неужели существуют актрисы, упивающиеся такой участью? В театре Елена блистала. В ее распоряжении был классический и современный репертуар, глубокие образы и сильные сцены. После спектакля «Орестея» многие критики прозрели - на сцене была голливудская кинодива, не меньше. Тогда гастроли принесли ей мировую известность и лестное сравнение с Гретой Гарбо.

Осенью 1996 года Наталья Пьянкова предложила Елене роль в картине «Странное время». Ей предстояло сыграть зрелую женщину, безнадежно влюбленную в юношу, в роли которого выступил Олег Васильков. Муж Елены, художник Сергей Шерстюк, против съемок не возражал: «А что, ты красивая, давай...» И только после того, как закрутится служебный роман, как взаимный интерес перерастет в неприкрытую страсть, Сергей в первую и последнюю встречу с Олегом скажет вместо приветствия: «Так, я понял, вы у меня украли жену».

Съемки в картине Пьянковой стали роковыми. Вмиг стали очевидны застарелые проблемы Елены - крепкая алкогольная зависимость и ненависть к мужу. Олег пытался спасти любимую женщину, даже заговаривал о ребенке, но его планам было не суждено осуществиться. Елена никогда не была уравновешенным человеком, она получила от природы сильную возбудимость и слишком острую чувствительность. С возрастом страхи, комплексы и навязчивые идеи сплетались в тугой узел, справиться с которым уже было невозможно. Елена часто шантажировала окружающих самоубийствами. У нее отнимали пистолет, ее стаскивали с подоконников... В психиатрии такие суициды называют «театральными», актриса и впрямь увлеченно играла со смертью.

Однажды оставшись в одиночестве, она не смогла справиться с очередным нервным приступом. Весь день она отправляла сообщения на пейджер Олега, но юный возлюбленный так и не пришел. Елена облила себя керосином и подожгла. Это не был минутный порыв, чтобы поджечь пролитый на ткань авиационный керосин потребовались методичные целенаправленные усилия, вся лестничная клетка была усыпана сгоревшими спичками... Годами оттачиваемая роль все-таки была сыграна.

Дарья Печорина