Ирина Селезнева уходит по-английски - По-карамазовски

По-карамазовски

Выпускной спектакль подготовленного Аркадием Кацманом и Ливом Додиным актерского курса в 83-м году - "Братья Карамазовы" - считается по сей день одной из лучших постановок за всю историю учебного театра в Ленинграде-Петербурге. В то же время родился еще один спектакль, "Ах, эти звезды", собиравший даже полные залы, где молодые артисты пародировали звезд зарубежной и советской эстрады эстрады, причем практически во всех номерах сами играли и пели.

Среди выпускников того курса были Ирина Селезнева и Максим Леонидов - талантливый драматический актер, больше известный народу, как бывший лидер бит-квартета"Секрет". В "Карамазовых" он сыграл Ивана...

"Пародийная стихия - писали в то время газеты, - создает особое магнитное поле их выступлений, которое притягивает "свою" публику. "Секрет" знает, что эта публика лирики и "серьеза" в чистом виде не признает, она им не доверяет. И потому они - пересмешники, пародирующие всех и вся".

Последний концерт бит-квартета состоялся 20 января 1990 года в швейцарском городе Швиц. Максим Леонидов сказал, что уходит, и это - не подлежит обсуждению. Это решение было неожиданным для всех, и для музыкантов группы в первую очередь ("О планах Максима мы узнали, лишь прочитав газеты с его интервью," - скажут они журналистам). Максим ушел актером в Ленинградский Малый Драматический театр.

Ирина Селезнева, теперь уже бывшая супруга экс-звезды, об этой истории вспоминать не хочет, но бывшие "секретовцы" правды не скрывают:

  • Додин ему сказал: "Я тебя возьму. Но не забывай, что у меня в театре нет звезд и что ты не работал на драматической сцене лет семь. Поэтому тебе придется один-два сезона "побыть в тени", - рассказывает в одном из интервью Николай Фоменко. - Естественно, это Максима не устроило, и он вернулся назад в театр "Секрет" с объявлением, что будет делать сольную карьеру. Мы уже никак не участвовали в развитии событий. После этого он вдруг понял, что одному тяжело, фантастически тяжело. И "накачав" себя соответствующим образом, решил, что пора покинуть территорию Советского Союза...
  • И знаешь, что меня злит больше всего? - вторит ему Заблудовский. - Он говорил, что вырос из коротких штанишек и пора заниматься чем-то другим. Но когда закончил свою израильскую эпопею и приехал в Санкт-Петербург, то вдруг запел старые песни. Какого хрена? Ты же хотел нового! Где оно - твое новое творчество?

Итак, в октябре 90-го Максим Леонидов вспомнил о своих национальных корнях, убедил себя, что в репатриации его спасение, Уговорил родителей, убедил русскую жену, продал квартиру на Мойке (двухкомнатную, где он жил с двумя родителями, с женой и с котом) и отправился в Израиль.  Думаю, надо очень сильно, почти безумно любить свое мужа, чтобы на месте Ирины согласиться на этот шаг.

  • Я ехала в неизвестность и не знала в принципе ничего. У меня же и в мыслях не было, что я поеду в другую страну да еще с таким необычным для меня языком. Долгое время сопротивлялась, не хотела ехать. Просто мой муж Максим Леонидов захотел посмотреть: ну и как живут в Израиле? Меньше всего я думала, что буду заниматься здесь своим делом, была уверена, что больше не выйду на сцену.

История о том, как русская актриса сумела так овладеть ивритом, что не каждому сабре под силу, обошла в то время все газеты, и русскоязычные, и наоборот. Ее узнали, ее полюбили, она играла в театре и кино, вела даже какое-то время передачу на телевидении.

  • Несколько раз мне доводилось брать интервью. С моей точки зрения, я потерпела полнейшее фиаско, - утверждает Ирина. - Это не мое, совсем другая профессия. Я все время понимала, что недостаточно сведуща в тех областях, где мои собеседники были специалистами высочайшего уровня. Разве я могу сказать, что настолько хорошо разбираюсь в классической музыке, чтобы интервьюировать истиных знатоков?! А читать вопросы, написанные для тебя другими, - неинтересно.

А что же Максим? Поначалу реакция "олим" на приезд "экс-секретовца" была довольно бурной. Потом чувства слегка охладели. А ему это показалось обидным. Макс жаловался: "Я знал теоретически, что Израиль - маленькая страна, но не предполагал, что настолько маленькая. Здесь бешеная конкуренция... Мне хочется заниматься музыкой, а не сниматься в рекламных роликах, хотя за это хорошо платят. Бывает так, что за один месяц я зарабатываю много денег, а потом несколько месяцев ищу работу. Чтобы что-то найти, необходимо постоянно крутиться".

Ирина в то время, как могла, отбивалась от вопросов типа "муж не завидует?".

  • У нас нет соперничества в семье, - говорила она. - Я вообще считаю, что любое соперничество в семейных отношениях - глупо. Мой муж - человек, которого я уважаю. Которому доверяю. Знаю, что если мне нужен действительно какой-то важный совет, то никто, кроме Максима, мне его не даст.

Я же говорю вам - любила она его, это же так заметно. Будучи сама не способной на авантюры, верила, что он и в далекой от нее России останется тем Максом, который был ей дорог. Она и тут нашла ему оправдание:

  • Макс в Израиле выпустил пластинку, играл в мюзиклах, снимался в телесериалах. Но он все-таки в первую очередь рок-музыкант, а в Израиле слишком маленький музыкальный рынок, так что приходится чем-то жертвовать. Поэтому он и живет теперь как бы на два дома: работает и в России, и в Израиле.
Читать дальше Мальчик-видение