Советская мода: ретроспективное исследование

советская модаНи для кого не секрет, что в последние годы показы российских дизайнеров имеют несомненный успех на западных подиумах. Игорь Чапурин, Алена Ахмадуллина, Денис Симачев -  список можно легко продолжить. Однако далеко не каждый располагает даже скромной информацией относительно ситуации, скажем, лет сорок назад.

Унифицирующая идеология, крайне ограниченные возможности знакомства с общемировыми достижениями в искусстве, одним словом, ситуация известная, не без оснований позволяет полагать, что моды как таковой в Союзе не было вовсе. Но данные основательного библиографического исследования позволяют говорить об обратном: модная индустрия в СССР существовала, а благодаря «оттепели» этот факт был открыт и западному миру.

Так в 1959 году состоялся первый диоровский показ в Москве. Однако данное мероприятие явилось скорее исключением из общей политики того времени: мы предпочитали демонстрировать свой уровень развития за границей, нежели пускать в страну кого-либо с Запада. Советская мода напоказ и мода реальная, создаваемая Всесоюзным Институтом ассортимента изделий легкой промышленности для среднестатистических советских граждан - являлись вещами диаметрально противоположными. Искусство - страшная сила, а советскому человеку стремление выделяться не к лицу. На Кузнецком Мосту - мекке советской моды того времени - существовал даже специальный экспериментальный цех, где шили модели исключительно для зарубежных выставок.

Итак, конец 50-ых - СССР представляет последние достижения в науке и искусстве на ярмарке в Лейпциге - западная публика в восторге. Год 1962 - Советская выставка в Париже: нашим моделям аплодируют стоя. В 1963 году проходит еще одна грандиозная выставка - на сей раз в Рио де Жанейро: свыше пятиста тысяч посетителей. К слову, для бразильцев данное шоу вообще явилось настоящим откровением. «Присутствовал на прекрасном показе мод и совершенно очарован» - записал в книге один из первых посетителей выставки.

Однако уже во второй половине 60-ых ситуация несколько меняется. Практически в каждом номере Журнала мод появляются материалы с европейских выставок и показов. Развороты издания изобилуют роскошными фотографиями Международной ассоциации шерсти (London), а также моделями из последних коллекций модных домов Chanel, Christian Dior, Nina Ricci, Yves Saint Lauren. В 1967 году на страницах журнала впервые упоминается французский Vogue и некоторые другие западные фэшн-издания. Меняется и сама мода: если еще три-четыре года назад можно было видеть лишь строгие простые силуэты и неброские детали, то сейчас крой становится более свободным, а детали более интересными. На смену стиля девочки-подростка приходит новый - стиль женщины 30-35 лет - интеллектуальной и спортивной.

Вячеслав Зайцев вводит в моду Х-силуэт, все более широкое признание получают рукава-кимоно, широкие пояса с пряжками и кружево. На пике популярности меховая отделка. Легко заметить, что тенденции того периода во многом перекликаются с тенденциями сезона нынешнего, особенно, это, конечно же, касается темы меха, всевозможной отделки кружевом и акцента на талии. Именно такой советская мода открыла седьмое десятилетие века двадцатого. И лишь один нюанс год от года оставался неизменным: имена советских манекенщиц, производивших фурор на западных и отечественных подиумах, по-прежнему оставались в тени. Мила Романовская, Лилиана Баскакова, Румия - Запад буквально сходил с ума от этих образов. «Русским чудом» восхищались именитые французские модельеры, Феллини называл королеву советского подиума Регину Збарскую русской Софи Лорен.

Но на показах никогда не называли их имен. Равно как и никогда не упоминали их на страницах отечественных модных изданий. А принимая во внимание сложную политическую обстановку того времени, многие советские модели не обходились без скандалов. Так однажды Галине Миловской разрешили сняться для американского Vogue. Но один из снимков с той шикарной фотосессии на Красной площади вызвал приступ бешенства у властей: Галя фривольно сидела на камнях спиной к портретам вождей. После очередного инцидента она эмигрировала во Францию. И ее случай вовсе не являлся исключением.

Анна Тарасова