«Цвета страсти»: пятьдесят оттенков Индии

Цвета страстиСериал «Цвета страсти» - это любовная мелодрама в лучших традициях индийского кино, с чувством, вспыхивающим с первого взгляда, с непреодолимыми противоречиями, разделяющими влюбленных и, конечно же, с пышной свадьбой.

alt

Мир в войне

Цвета страстиЮная Парвати (Санайя Ирани) выросла в деревне Бирпур, окруженной песками пустыни, вдали от шума и городской суеты. Еще ребенком, девушка потеряла родителей во время нападения на автобус солдат из БСД. Пережив тяжелую травму, она не замкнулась, а постаралась сохранить оптимизм и жизнерадостность. Со дня смерти родителей Паро мучается кошмарами и отчаянно боится всего, что связано с оружием, презирает насилие и тех, кто служит БСД.

Жизнь армейского офицера Рудры (Ашиш Шарма) тоже не была легкой. Он тяжело пережил потерю матери, однажды просто сбежавшей из дома. Сражаясь с собственными демонами, юноша вступил в БСД и быстро продвинулся по службе. Он приезжает в деревню Парвати, расследуя нелегальную торговлю оружием, в которую оказывается втянут жених девушки. Паро становится ценным свидетелем, и Рудра укрывает ее. Их чувства друг к другу с острой неприязни, возникшей в начале, постепенно изменяются, когда молодые люди начинают общаться, и перерастают в любовь, которой суждено стать для них испытанием.

alt

Не пара

Цвета страсти«Цвета страсти» привлек к себе внимание, когда создателям сериала удалось заполучить на главную роль Санайю Ирани, снявшуюся до этого в двух популярных многосерийных драмах «Чанчан» и «Как назвать эту любовь?». Ашиш Шарма, приглашенный на роль Рудры, известен едва ли не более своей экранной партнерши. Дуэт получился колоритный и интригующий, что притянуло зрителей к экранам.

Сериал снимали, используя не только декорации и павильоны, но и великолепные виды окрестностей Биканера, Джайсалмера, а также дюны Джодхпура. Живописный фон добавил экранной картинке живости и искренности, а главному герою, проявляющему в закатном мареве, мужественности.

Пустыня кажется местом, где спокойно и ничего не происходит, но это ощущение обманчиво, опасность притаилась и ждет подходящего момента. Заблудившись в песках, можно легко погибнуть. Люди, воспитанные здесь, с младенчества учатся науке выживания, они существуют в постоянной борьбе с природой и с другими людьми. В таких условиях чувства обостряются, а потому персонажи ничего не делают наполовину, если любят, то страстно и от всего сердца, если ненавидят, то отчаянно.

Парвати, сыгранная Санайей Ирани, похожа на дикий цветок, выросший в песках такой пустыни. Она не дает себе и окружающим унывать, становится поддержкой и утешением для близких, ее идеология – это милосердие, она отрицает насилие в любом виде. Герой Ашиша Шарма – ее противоположность. Он из тех солдат, что не знают слов любви, не умеют доверять и прощать. Их актерский дуэт противоречив и эмоционален, это сочетание комедии и трагедии, что немаловажно для индийского экрана, где зрителям нравится такая динамика отношений.

В сериале «Цвета страсти» также снялись: Мехра Рудра, Анания Кхаре, Саджив Йотангия, Прашант Чавла, Гитанджали Мишра, Юдит Шукла, Капыш Чавла, Гурприт Сингх и многие другие.

alt

Из поколения в поколение

Мелодрама «Цвета страсти», как и некоторые другие долгоиграющие индийские сериалы, не избежала участи продолжения с участием потомков главных героев. Страстная и яркая история любви Рудры и Парвати, с которой начинается повествование, в конце концов, перестает вдохновлять и подходит к логическому завершению, а дальше зрителей знакомят с детьми, с десятком новых персонажей и шоу, вместо ожидаемого финала, совершает новый сюжетный поворот.

Так происходит потому, что для того, чтобы поддерживать интерес зрителей к одним и тем же героям более сотни серий, нужно обладать нечеловеческой изобретательностью и выдающимся талантом, но ни тем ни другим сценаристы «Цветов страсти» не владеют. Сериал, снятый режиссером Сидхартом Сенгапта, может попасть в разряд достойных, но не самых интересных индийских мелодрам. Очевидно, что в список кинематографических традиций Индии, помимо всем известных танцев и средств художественной выразительности, входит традиция растягивать повествование до бесконечности, и немногие могут отказаться от нее и завершить показ вовремя.

Анна Чиж