Несколько причин не любить Михалкова

Никита МихалковМихалков, Никита Сергеевич, человек и ... Нет, не пароход - глыба. Явление. Масштабная фигура на горизонте современного кино. Юпитер российского кинематографа... Знаменитый, обласканный судьбой, властью и любовью зрителей. Не всех зрителей, правда. Я, например, Никиту Сергеевича вместе с его творчеством не люблю. Искусство не приемлет единства мнений...

1. Фильмы с числом 12 - «12» (Михалков - режиссер и супергерой), «1612» (продюсер). Надо бы спросить у астрологов, почему так не везет в 2007 году именно с этим числом. Восемь лет молчания, все ждали шедевр... А Михалков пошел проторенным путем: народ жаждет зрелищ? Да пожалуйста! Дам я ему этих зрелищ! А чтобы народ сумел их правильно интерпретировать, еще и расскажу, как все надо понимать... «Правильные» фильмы - о мудром не-бывшем офицере и о глупом смерде с сексуальными отклонениями - как нельзя вовремя к политическому столу. Отупляющее воздействие на электорат сертифицировано.

2. Верноподданичество с нужным вектором. Помните период «Сибирского цирюльника» и активного муссирования в СМИ факта дворянского происхождения Михалкова? Ярый монархист (в том промежутке времени), Никита Сергеевич даже заговорил в особой, барской, манере - с растяжечкой и значительностью. Казалось: еще чуть-чуть и перейдет на плохой французский... как помещик в неблагословенном девятнадцатом веке. Теперь взгляды Никиты Сергеевича резко изменились. Теперь он жаждет пожизненного правления однажды демократически избранного Президента... Хотя нет, все же я неправа. Правильной дорогой идете, товарищ! Это ведь и есть монархия...

3. Политические взгляды - в массы! А здесь хотелось бы вспомнить о злосчастном письме-вопле к Путину: останься, мол, родной, а то кто мы без тебя? Тем, кто скажет, что нужно-де четко разграничить: вот личность Михалкова, вот его творчество, а вот - политические убеждения, хочется возразить. Как могу Я разделить части многогранной личности актера всея Руси, если ОН САМ это все не разделяет? Хотя выход есть: клонировать Никиту Сергеевича. Изготовить эдак штук пять-шесть... Потом, если что, всегда можно будет сказать: это не я. Это мой клон.

4. Озвезденение. Говорят, у сфабрикованных звездулек бывает особенная болезнь. Зазнаются, лимузины требуют, девочек, пардон, фрукты в номер, личного массажиста и так далее. Этого, конечно, для Михалкова маловато. Ему бы сразу и памятник. Лучше, конечно, из золота, но ничего, войдет в положение бедствующего народа российского, бронзовый примет. Но чтоб не ниже Иисуса бразильского! Чтоб из космоса величину таланта видно было невооруженным взглядом... Не верите про памятник? Спросите у мальчика, которого великий режиссер «физически наказал» на семинаре в Доме кино.

5. Старые актеры. Знаете ли вы, что Михалков занимает ряд значительных постов? Он и президент Российского фонда культуры, он и председатель Союза кинематографистов, он и член президиума совета при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству, он и Член совета по кинематографии при Министерстве культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации... Многолик и многодеятелен, в общем, отец наш родной, режиссер всея Руси, Никита свет Сергеич. И вспоминается мне больная Крачковская, умерший в нищете Кононов, побирающийся по базарам Брондуков, Василий Алибабаевич в стареньком пальто и с трясущимися после инсульта руками... И становится мне чрезвычайно интересно: какими такими высокими державными делишками занят уважаемый муж? Почему я знаю о забытой насмерть (слава Богу, на первый раз спасли!) Самойловой, а большой государственный деятель не в курсе? Каждый раз, когда я смотрю по Первому каналу, например, «Гостью из будущего», я думаю о цене рекламы в парафии Константина Эрнста...Может, это и не совсем роялти, но ведь совесть где-то должна была остаться? Скажете, при чем здесь Михалков? Он - еще и член совета директоров ОАО «Первый канал»... А вот пенсии Кононова хватало как раз на аспирин.

Много чего мне еще не нравится: и гипертрофированный пафос, и неприкрытое «поучание» без педагогических идей... Но это, пожалуй, мелочи и дело вкуса. Больно другое: Никита Сергеевич подался в великие фигуры и обмельчал. А со мной навсегда останется детское впечатление: веселый сэр Генри, в шубе и с растерянными глазами... И омерзительный до восторга негодяй из «Жестокого романса». Будет ли моя дочь через тридцать лет помнить вечно не-бывшего офицера из «12»?

Наталия Руденко