Пьер Гару: "Я не могу понять, что во мне находят женщины"

Пьер ГаруЕго настоящее имя Пьер Гаран, однако этот тридцатилетний канадец известен во всем мире под псевдонимом Garou. Стандартная история парня из провинции, игравшего в небольшой группе и замеченного создателем знаменитого мюзикла "Собор Парижской Богоматери" Люком Пламондоном, возможно, и не стала бы столь важной для развития французской музыки, если бы не уникальные данные нашего героя.

Двухметровый красавец, как оказалось, был обладателем совершенно редкостного голоса, и, более того, великолепных актерских способностей, что случается с певцами отнюдь не так часто, как хотелось бы почитателям их таланта. Роль Квазимодо стала настоящей классикой жанра, а сам Garou приобрел многочисленную армию поклонников и особенно поклонниц. Вышедший в 2001 году альбом "Одинокий" был продан в количестве трех миллионов экземпляров, хрипловатый голос французской звезды зазвучал не только в Париже, но и в Варшаве, Москве, Тель-Авиве...

В личной жизни, несмотря на славу заядлого сердцееда, певец вовсе не спешил раздаривать свое сердце направо и налево. В 2000 году он познакомился с бывшей фотомоделью Ульрикой, и вскоре на свет появилась очаровательная малышка Эмили. Однако, несмотря на рождение дочери, Garou не захотел связать себя узами Гименея. Более того, недавно в канадской прессе появились сведения о том, что его семейная жизнь разладилась, и Пьер предпочел расстаться со своей возлюбленной.

Очевидно, причиной расставания стал слишком напряженный график работы звезды. Известно, что менеджером Гару на протяжении многих лет является муж великолепной Селин Дион Рене Анжелиль, который добивается для своего протеже поистине фантастических контрактов. Гастроли во Франции, Канаде, США, Польше, работа над новым альбомом, предложения от ведущих режиссеров мира (журналисты с удивительным единодушием называют Garou новым Жераром Депардье) - увы, на личную жизнь у бывшего скромного канадского мальчишки из Шербрука совершенно не остается ни времени, ни сил. Каков же он на самом деле, этот синеглазый красавец с чарующим голосом горбуна из Нотр-Дама?

Что вы чувствуете на сцене, как возникает ваша песня?

Это зависит от персонажа, который является как бы частью меня. В каждой песне я играю небольшую роль. Возникают эмоции, которых я никогда раньше не испытывал. Каждый раз, каждый вечер, когда я пою одну и ту же песню, в ней появляется что-то новое.

К какой части себя вы обращаетесь, когда исполняете "Belle"?

Ну и вопрос! Наверное, я обращаюсь к своей памяти, немножко ностальгирую. Эта песня стала моим талисманом.

Когда вы играли Квазимодо, не было ли вам трудно исполнять роль безобразного горбуна, отвергаемого женщиной, с такими-то великолепными внешними данными?

Спасибо за комплимент. Но красавцем я себя никогда не считал. Хотя для шоу-бизнеса действительно очень важны физические данные. Если хочешь чего-то добиться, то ты просто обязан быть красивым. Играя Квазимодо, я получил невероятный шанс выйти за рамки общепринятых норм.

Когда вы играли этот персонаж, вы действительно чувствовали себя горбуном?

Я полностью входил в образ. В финале плакал по-настоящему. И меня всегда это удивляло. Я как бы уходил в себя, в свою боль, и когда над Квазимодо начинали издеваться, меня это просто выбивало из колеи.

Но ведь для того, чтобы сыграть боль, надо ее сначала испытать...

В моей жизни тоже многое случалось. Но на сцене это происходило, скорее, на бессознательном уровне. Я даже не знаю откуда брались мои ощущения. Иногда с ними было трудно бороться. Квазимодо всегда испытывал одно и то же чувство, но вот Гару менялся...

Какие песни для вас особенно дороги?

Когда я пел "Боже, как мир несправедлив" (ария Квазимодо), я вспоминал свое прошлое, свои собственные любовные неудачи, дорогих мне людей, которых я потерял. А песню "Спроси у солнца" (альбом "Одинокий") я всегда посвящаю одному и тому же человеку.

Сейчас ваше сердце тоже разбито?

Я вспоминаю этого человека с болью, ее больше нет с нами. И каждый раз, когда я расстаюсь с кем-нибудь, я тоже уношу в сердце боль, и плачу...

Потому что вам больно?

Да, мне больно. В отношениях не существует времени. Даже если они закончились, я продолжаю любить человека, к которым расстался. Может быть, я просто представляю себе идеальные отношения, а когда все заканчивается разрывом, остается лишь печаль.

Насколько ваши песни отражают ваше внутреннее я?

Чем дольше я выступаю перед людьми, тем больше мне кажется, что они чувствуют тоже, что и я. Начинаешь понимать для кого созданы эти песни. Каждый реагирует по-своему. Что до меня, то я стараюсь найти себя, может быть, освободиться от своей застенчивости, разделить свои чувства с другими.

Вам не страшно обладать такой властью? Вы ведь можете держать в напряжении пятнадцать тысяч человек одновременно.

Я не люблю, когда это считают властью. Конечно, когда актера постоянно называют суперзвездой, он начинает думать о "власти" над людьми. Кажется, что все тебя любят, что ты - центр мира. Но что касается меня, я считаю, что обо мне думают лишь когда я на сцене. Зрители приходят посмотреть на меня. Может быть, мое выступление им понравится, и даже очень, но на этом все и заканчивается.

Ваши воспоминания о детстве и юности?

Первая гитара. Мне ее подарили, когда мне исполнилось три года. Моя первая нота на трубе. Мои друзья. Я всегда был окружен друзьями, хотя предпочитал и предпочитаю одиночество. Я чувствовал себя одиноким в любой компании...

Ваш дебютный альбом называется "Одинокий" ("Seul"). Это была попытка дистанцироваться от Гару, которого мы видели в "Нотр-Даме"?

Нет, я бы рассматривал это название как новую ступеньку. Работая над ролью Квазимодо, я пытался передать полное одиночество своего персонажа, поэтому у него так много сольных партий. Именно одиночество Квазимодо давало мне силы стоять перед многотысячной публикой.

Семь из четырнадцати песен в альбоме были написаны Люком Пламондоном, создателем "Нотр-Дама"

Да, Люк стал для меня духовным отцом. Когда он меня открыл, я пел в небольшой группе в одном из баров. Ну и прическа у меня тогда была: всклокоченные волосы. Да и вел я себя не лучшим образом, делал всяческие глупости. А он увидел во мне Квазимодо, несчастного одинокого тихого человека. Благодаря ему я открыл в себе совсем другую личность. Оказалось, Квазимодо всегда жил во мне.

Несколько лет назад вы признались, что выбрали свою профессию вовсе не потому, что хотели стать звездой. Это по-прежнему так?

Сейчас я как будто живу в сказке и ни за что на свете не хочу потерять это чувство. Но я не забыл свои прежние мечты, не забыл почему я так хотел стать певцом. В моем родном городе (жуткое захолустье, кстати), я вырос под звуки гитары моего отца. Он играл старые рок-н-рольные мелодии, а люди улыбались вокруг. В 19 лет, когда я внезапно оказался на сцене в провинциальном баре и увидел как люди улыбаются мне - понял, что это место принадлежит мне по праву.

И много девичьих сердец вы разбили своим чарующим голосом?

Я стал певцом не для того, чтобы покорять сердца. Когда после концерта девушки, поджидающие на выходе, начинают кричать, что я самый красивый человек на свете, я понимаю, что их слова надо "делить на десять". Честно говоря, я долгое время очень стеснялся девушек, у меня были огромные комплексы насчет собственной внешности. И хотя меня ужасно привлекают женщины, я никак не могу понять, что же именно они во мне находят.

Читать дальше Почему именно Garou?